Статистика

Опыт №6. Сказочка об идеологической и концептуальной власти

Те, которые берут лихву, восстанут [в Судный день], как восстанет тот, кого шайтан своим прикосновением обратил в безумца. Это им в наказание за то, что они говорили: «Воистину, торговля — то же, что и лихва». Но торговлю Бог дозволил, а лихву запретил. Если к кому-либо [из ростовщиков] придет увещевание от Бога и если он поступит согласно этому увещеванию, то ему простятся прошлые его грехи. Его дела принадлежат Богу. А те, кто станет [вновь давать в рост], — обитатели адского пламени на вечные времена. (Коран, пер. Османова, Сура 2. «Корова», аят 275; слово Аллах переведено на русский язык автором статьи)

 

Виды власти

Виды власти

В одном очень хорошем детском саду жили-были очень маленькие и хорошие дети. Всего у них было много — еды, сладостей, игрушек, всего чего ни пожелают. Детям очень здорово жилось в этом очень хорошем детском саду. Они не обижали друг друга, помогали чем могли, делились всем и очень дорожили дружбой, считая её самым главным в своей жизни, о чём им неоднократно говорил их Воспитатель, который однажды дал детям свободу воли, и, поэтому, не стал влиять на дальнейшие события.

И жил там один мальчик — Никто по фамилии Несуществующий, как он сам себя называл. Вёл он себя очень скрытно, ни с кем не общался, так что дети, со временем, забыли, что он есть. Так вот, этот мальчик считал, что он лучше, чем остальные дети, а значит ему нужно больше сладостей, игрушек, что ему многое позволено, что он не должен ни с кем делиться, и ещё он хотел, чтобы остальные дети ему подчинялись.

    Тогда он придумал интересную штуку, которую назвал Идеологией. Он стал всеми возможными способами убеждать других детей в том, что не дружба — главное в жизни, а получение удовольствий, что не нужно ни с кем делиться, а нужно собирать как можно больше игрушек и сладостей, не нужно помогать другим, а нужно использовать других, чтобы получать удовольствия.

Со временем, он нашёл много сторонников, одним из них был Лёвушка Ростовщиков, который, воспользовавшись добротой хороших детей, успел прибрать к рукам много сладостей и теперь давал их другим детям под проценты. Никтошечка научил его этому делу. Дело пошло. Дети начали залезать в долги, воровать и грабить друг друга, вовлекая в этом процесс всё больше и больше хороших детей. За это Лёвушку не любили и даже часто поколачивали. Было много и других «находчивых» детей, которые научились жить по правилам Идеологии, которую вроде бы кто-то когда-то придумал, и их, поначалу, тоже били.

Однажды они пришли к Никто жаловался и тот сказал: — Не бойтесь, я решу ваши проблемы.

На следующий день на середину детского сада вышла девочка Пресса «Свободная» и предложила:
— ребята, давайте выберем нескольких детей, которые будут распределять игрушки и сладости справедливо. Это очень модная игра, которая называется Демократией.

И дети выбрали нескольких ребят и назвали их, почему-то, группой Белого Медведя. Главным дети выбрали Вову, которого все знают. Вова руководил своей группой, которая распределяла неприсвоенные сладости и игрушки, оставленные детям Воспитателем.
Вову считали главным в детском саду. О этом очень часто пела Пресса в перерывах между куплетами о достоинствах Идеологии и Демократии.

Вова с ребятами из группы Белого Медведя слушали Прессу и недоумевали, если у них уже всё в руках, почему они должны распределять всё это поровну, отказывая себе в желании взять больше, «взять от жизни всё», «не дать себе засохнуть», как велит Идеология всем в этом детском саду, кроме них, почему-то.

Вон, Лёва Ростовщиков — ничего не делает, сидит на горе конфет, даже попу ему другие дети подтирают. Конфет у него одного больше, чем те, что принадлежат остальным детям. А мы, вроде бы, самые главные в детском саду, не можем взять себе хотя бы немного?!

Вова, правда, понимал и то, что Воспитатель не одобрил бы такого поступка, а вот многие ребята из группы Белого Медведя этого не понимали, поэтому украдкой брали себе чуть больше, а остальным детям давали чуть меньше. Пресса тогда понимающе закрывала на это глаза. Ребята были довольны и особенно от того, что всё оказалось просто и без последствий.

Правда они не думали, что Лёва Ростовщиков, по совету Никтошечки, дал по большому пакету конфет Гене, Вове, Серёже и другим, чтобы те внимательно следили из-за стульчиков за компанией Вовы, которого все знают.

Когда сладости и игрушки, оставленные детям Воспитателем стали быстро уменьшаться, дети стали роптать, предлагать сделать Вове и его ребятам ата-та и даже поставить в угол. Пресса стала чаще петь о том, группа Белого Медведя — это группа жуликов и воров, Гена, Вова, Серёжа и другие стали говорить что Медведевцы — воры, и что, если выберут их, то они дадут этим на пять конфет больше, а тем-то, дак и вовсе на десять.

Потом Вове, которого все знают, «по секрету» сообщили, что, если он будет защищать Лёву Ростовщикова и ему подобных от посягательств простых детей, всячески заботясь об незыблемости Идеологии и Демократии, подавляя ростки Любви и Дружбы, то все эти рассказы прекратятся. Так всё и произошло, но раз в четыре года ему всё же напоминают об этом, чтобы не расслаблялся.

А дети жили, пытались пробиться наверх, к вершинам Славы и Удовольствий, … но большинство из них засыпали, не достигнув этих вершин. «Надо было выбрать Серёжу, а может и Гену», — думали они перед сном. А во сне к ним приходил Воспитатель, по-отечески смотрел им в глаза, поглаживал по голове и говорил что-то знакомое, но давно забытое. Не все могли выдержать его взгляд, многие старались вообще не спать из-за этого.

Кто же во всём этом виноват, спросите вы, дорогой читатель? О, это Один из Двух наиболее частых вопросов! Кто, кто, да никто, отвечу я, и буду, возможно, прав!

12.06.2012                                                               Алексей Родионов.

 

Оставить комментарий

  

  

  

Вы можете использовать эти HTML метки

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>