Статистика

Опыт №61: Книга Богдановой Нины Михайловны «Я родом из Филипповской…»

Bogdanova_-_Filippovskaya_-_oblozhka

Предисловие.

Дорогие, родные земляки, книга, которую вы держите в руках это коллективный труд. В основу этой книги положены воспоминания моей мамы, Богдановой Натальи Дмитриевны и родных, очень хотелось, чтобы остались воспоминания о деревне Филипповская, о ее людях, тружениках, работавших от зари до зари; погибших во время войны (1939-1940, 1941-1945 г.г.). В каждой семье будут что-то вспоминать, дополнять дети, внуки и хранить светлую память о своих предках. Спасибо за помощь Вешняковой Вере Васильевне, Родионову Алексею Евгеньевичу, Родионовой Наталье Александровне.

16.01.2023                                                      Богданова Нина Михайловна

 

По данным Федеральной службы государственной статистики Российской федерации семь из десяти жителей проживает в городах. Города занимают около двух процентов площади страны. Получается, что остальные девяноста восемь процентов русской территории практически не заселены, что подтверждается официальной статистикой. Город перенасыщен экологическими и социальными проблемами, которые тисками давят рождаемость населения нашей страны.

Свято место пусто не бывает, поэтому сейчас перед нами стоит трудная задача повторного освоения и заселения наших земель уже на современном технологическом уровне, но с опорой на прежние знания, на прежний уклад жизни, как фундамент, на котором стояла, как рубленый дом, сама Жизнь. В противном случае это сделают другие. Нельзя при этом забывать о том, почему и как наши деревни оказались без внимания государства и брошены на вымирание, чтобы опять не наступать на те же грабли. В этом значение книги, в этом вопрос нашей жизни или забвения.

21.01.2023                                                      Родионов Алексей Евгеньевич

Оглавление.

  1. Список домов и жителей деревни Филипповская за период с 1923 по 1950 год
  2. Жители деревни Филипповская, погибшие во время войн 1939 — 1940 годов с Финляндией, 1941 – 1945 годов с Германией и её союзниками
  3. Как опустела деревня Филипповская
  4. История семьи Меркурия Ивановича Богданова
  5. История семьи сына — Матвея Меркурьевича Богданова
  6. История семьи внука — Михаила Матвеевича Богданова
  7. Быт в деревнях Устьмоши
  8. Домовые хозяйства жителей
  9. Развлечения в деревнях Устьмоши
  10. Полевые, лесные и домашние работы
  11. Война 1941-1945 года
  1. Список домов и жителей деревни Филипповская за период с 1923  по 1950 годы.
Схема расположения домов в д. Филипповская.

Схема расположения домов в д. Филипповская.

Филипповская, центральная улица с южной стороны, 1960 год

Филипповская, центральная улица с южной стороны, 1960 год

Филипповская, вид с другого берега реки Онега, 1960 год

Филипповская, вид с другого берега реки Онега, 1960 год

Деревня Филипповская расположена на левом берегу реки Онеги Приозерного (в настоящее время Плесецкого) района Архангельской области. Дата её возникновения неизвестна, но деревня существовала до 1612 года, на том же берегу, только с полверсты ниже по течению, на южной стороне Тёмного леса, напротив ныне не существующей деревни Каткиной, что была на противоположном берегу реки Онеги. Польско-Литовские захватнические племена шли тогда в сторону Каргополя, уничтожили и сожгли все деревни на своем пути, кроме деревни Погост, где стояла крепость, которую захватчики взять не смогли, и церковь. Деревню Филипповскую они сожгли, но она вновь была выстроена, только уже на новом месте, где находится и сейчас. При царской власти деревня Филиповская относилась к Боярской волости Пудожского уезда Олонецкой губернии.

Дома располагались вдоль реки напротив друг друга, всего два ряда. Домов было двадцать один, вдоль реки одиннадцать домов, десять напротив них, через дорогу.

Дома 1 – 3, 5, 7, 10, 11, 13 – 20 имели два этажа, остальные – одноэтажные.

Следует отметить, что пять двухэтажных домов не были до конца отделаны, то есть стояли без окон на втором этаже.

В первом доме проживал Чумбаров Иван Антонович с женой Марфой Осиповной и детьми Василий, Иван, Николай, (1920 г.р.) Екатерина (1922 г.р.), Анастасия (1924 г.р.), Виктор (1928 г.р.), Анатолий (1931 г.р.). Рядом с этим домом на лужайке располагалась часовня.

Иван Аверьянович и Мария Михайловна Росляковы

Иван Аверьянович и Мария Михайловна Росляковы

Во втором доме проживал Пуминов Степан Фролович с женой Прасковьей Михайловной и её сыном Старицыном Егором и дочерью Егора Александрой Егоровной (1931 г.р.).

В доме номер три проживал Росляков Иван Аверьянович с женой Марией Михайловной и детьми Натальей (вероятно, 1912 г.р.), Анны (вероятно, 1914 г.р.), Ольгой (вероятно, 1918 г.р.), Василием (вероятно, 1920 г.р.), Елизаветой (1923 г.р.), Любовью (1927 г.р.), Иваном (1932 г.р.).

В доме номер четыре проживал Пуминов Иван Тимофеевич с женой Устиньей Акимовной и приемной дочерью Валентиной (1937 г.р.).

В пятом доме проживал Лосев Илья Семенович с женой Мариной Семеновной и детьми Верой, Ольгой, Татьяной, Владимиром, Геннадием (1927 г.р.)

В шестом доме проживал Чумбаров Андрей Владимирович с женой Анной Захаровной и детьми Раисой (1923 г.р.), Августиной (1927 г.р), Николаем (1929 г.р.), Валентином (вероятно, 1933 г.р.), Юрием (вероятно, 1937 г.р.), Владимиром (вероятно, 1935 г.р.).

Дом Богданова Меркурия Ивановича. Северная сторона. 2022 г.

Дом Богданова Меркурия Ивановича. Северная сторона. 2022 г.

Дом Богданова Меркурия Ивановича. Северная сторона. 1958 г.

Дом Богданова Меркурия Ивановича. Северная сторона. 1958 г.

Дом Богданова Меркурия Ивановича (№ 14 по схеме). Южная сторона.

Дом Богданова Меркурия Ивановича (№ 14 по схеме). Южная сторона.

В доме номер семь проживал Лосев Иван Дмитриевич (брат бабушки Кати) с женой Марией Фроловной и детьми Анастасией, Ксеньей, Марией, Иваном, Степаном, Андреем.

В доме номер восемь проживал Гурьев Прокопий с женой Анной Архиповной и детьми Марией (1913 г.р.), Николаем, Анастасией (1911 г.р.).

В доме номер девять проживал Орлов Василий Фадеевич с женой Марией Ивановной и детьми Александром (1927 г.р.), Николаем (1930 г.р.), Виктором (1943 г.р.).

В десятом доме проживал Пуминов Семен с женой Верой Андреевной и детьми Зиной, Алексеем (1927 г.р.), Виталием (1930г.р.).

В одиннадцатом доме проживал Чумбаров Яков Ильич с женой Марией Степановной и детьми — Афанасием (погиб на фронте), Таисией (1923 г.р.).

В доме номер двенадцать проживал Лосев Кузьма Семенович (уехал в д. Звягино) с женой  и детьми Марией, Верой, Владимиром, Алексеем.

В доме номер тринадцать проживал Яков Пуминов с женой Марией Васильевной и детьми Владимиром (1928 г.р.), Николаем (1933г.р.), Иваном (1936 г.р.), Борисом (1938 г.р.).

Дом Михаила Матвеевича Богданова (№ 18 по схеме). Северная сторона. 1960 г.

Дом Михаила Матвеевича Богданова (№ 18 по схеме). Северная сторона. 1960 г.

Дом Михаила Матвеевича Богданова (№ 18 по схеме). Южная сторона. 1960 г.

Дом Михаила Матвеевича Богданова (№ 18 по схеме).
Южная сторона. 1960 г.

Четырнадцатый дом был построен Богдановым Меркурием Ивановичем во второй половине 19 века.

В доме, в описываемый период, проживал его внук — Богданов Иван Матвеевич с первой женой Марией Михайловной и детьми Валентиной (1924 г.р.), Евгением (1927 г.р.), Александром (1929 г.р.), после смерти жены со второй женой Екатериной и сыном Николаем (1931 по 1939 (умер от скарлатины)), после смерти второй жены  с женой Марией Ивановной. Там же проживала его мать — Елена Андреевна (1867 — 1948 г.г.), в девичестве Харина, с детьми: Анной Матвеевной, Евдокией Матвеевной.

В доме номер пятнадцать проживал Чумбаров Антон Владимирович с женой Марией и сыном Василием. В 1932 году Василий и Евдокия Матвеевна, проживавшие тогда в доме, уехали в город Архангельск, где и поженились, у них были дети — Юрий (1935 г.р.) и Вера (1946 г.р.).

В доме номер шестнадцать проживал Росляков Тимофей Аверьянович (погиб на лесозаготовке) с женой Евдокией Григорьевной и детьми — Верой, Клавдией (1929 г.р.), Шурой (1936 г.р.), Зоей (1934 г.р.).

В семнадцатом доме проживал Пирогов Андрей Павлович с женой Еленой Ивановной и детьми — Александром (1923 г.р., погиб во время Великой Отечественной войны), Валентиной (1927 г.р.), Николаем (1932г.р.).

В доме номер восемнадцать проживал Богданов Михаил Матвеевич (1892 г.р., пропал без вести в 1944 году в Витебской области) с женой Натальей Дмитриевной (1899 г.р.) и детьми — Александром (1923 г.р.), Василием (1926 г.р.), Николаем  (1929 г.р.), Ниной (1931 г.р.), которая есть автор этих строк.

В доме номер девятнадцать проживал Лосев Александр Дмитриевич с женой Агрипиной и детьми — Николаем (погиб в Финскую войну), Анной.

В доме номер двадцать проживал Орлов Гаврила Николаевич (умер от голода на лесозаготовке в 1942 году) с женой Анной Матвеевной и детьми Александрой (1920 г.р.), Борисом (1927 г.р.).

В доме номер двадцать один проживал Чумбаров Владимир с женой Верой Варламовной и детьми — Андреем, Марией, Антоном, Натальей (выходила замуж на д. Звозы), Верой (работала впоследствии врачом в Ленинграде), Иваном.

  1. Жители деревни Филипповская, погибшие во время войн 1939 — 1940 годов с Финляндией, 1941 – 1945 годов с Германией и её союзниками.
Богданов Михаил Матвеевич. Фото с фронта.

Богданов Михаил Матвеевич.
Фото с фронта.

Богданов Михаил Матвеевич, родился 16 декабря 1892 г. по старому стилю. Воевал в Первую мировую войну 1914 года, Гражданскую войну, призван в армию в мае 1942 года, на фронте с июня 1943 года. 10.02.1944 года был ранен на Белорусском фронте в Витебской области в 4 километрах от села Сиротино и направлен на излечение в 183 омсб, но в списках данного медсанбата не значился. В мае 1944 года пришло родным извещение, что он пропал без вести.  Вечная память герою!

Богданов Иван Матвеевич (1895 г.р.) Погиб осенью 1943 года, в извещение написано, что пропал без вести. Вечная память герою!

Гурьев Николай погиб на фронте в Финскую войну. Вечная память герою!

Лосев Владимир Ильич, служил на западной границе, погиб в 1941 году. Вечная память герою!

Лосев Николай Александрович, погиб на Финской войне в 1939 году.  Вечная память герою!

Лосев Степан Иванович  и его брат Андрей Иванович погибли на фронте в 1941 или 1943 годах. Вечная память героям!

Пирогов Александр Андреевич (1924 г.р.) Погиб на фронте в 1942 или 1943 годах. Вечная память герою!

Пуминов Яков Васильевич, умер на трудовом фронте в 1943 году. Вечная память герою!

Росляков Василий Иванович (1921 г.р.), погиб на фронте. Вечная память герою!

Чумбаров Афанасий Яковлевич (1920 г.р.) Погиб на фронте в 1942 или 1943 годах.  Вечная память герою!

Чумбаров Николай Иванович (1920 г.р.) погиб на фронте, сгорая в танке. Вечная память герою!

Старицын Егор, погиб на фронте в 1942 году. Вечная память герою!

  1. Как опустела деревня Филипповская.
Филипповская. Центральная улица с северной стороны.

Филипповская. Центральная улица с северной стороны.

Деревне Филипповская большой урон нанесли войны, которые уничтожили много мужчин этой деревни, но её полное запустение произошло уже в «мирное» время. Молодежь для продолжения образования и получения специальности уезжала из деревни и не возвращалась.

Из семьи Чумбаровых Ивана Антоновича и Марфы Осиповны уехали дети: Василий в 1932 году, Иван в 1933 году, Николай в 1935 году на работу, Екатерина в 1937 году и Анастасия в 1939 году уехали учиться в медицинский техникум, Анатолий в 1948 году уехал в город Архангельск для обучения в мореходном училище. Дом  номер 1 опустел в 1960 году и продан в 1995 году.

Из семьи Пуминовых Степана Фроловича и Прасковьи Михайловны внучка Александра  уехала в Архангельск в педагогическое училище в 1946 году. Дом номер два был продан колхозу в 1955 году.

Иван Аверьянович Росляков с дочкой Любой и зятем.

Иван Аверьянович Росляков
с дочкой Любой и зятем.

Из семьи Росляковых Ивана Аверьяновича и Марии Михайловны дочь Наталья вышла замуж в деревню Пуминову в 1930 году, Анна уехала на железнодорожную станцию Исакогорка в 1932 году, Ольга в Пермилово в 1933 году, Василий в город Молотовск, ныне Северодвинск, в 1937 году, Елизавета работала в лесохимии в 1938 году и, выйдя замуж, переехала в деревню Денисово, купив там дом, Любовь вышла замуж в деревню Ракованда, Иван уехал в Мурманск. Дом номер три опустел в 1962 году и был перевезен в  дальнейшем в поселок Оксовский.

Из дома номер четыре после смерти мужа — Пуминова Ивана Тимофеевича — Устинья Акимовна уехала к приемной дочери в Ярославль. Дом номер четыре опустел 1967-1970 годах.

В семье Лосевых, Ильи Семеновича и жены Марины, дочь Вера Ильинишна работала бригадиром в колхозе, её сын закончил Ленинградский политехнический институт, жил в Москве, работал в Министерстве и, со временем, Вера Ильинишна переехала к сыну. Ольга уехала учиться в техникум в 1936 году, сын Владимир  уехал в 1938 году, Геннадий жил в селе Федово, работал механиком на машинно-тракторной станции (МТС). Дом номер пять опустел в 1960 году.

В семье Чумбаровых Андрея Владимировича и Анны Захаровны дочь Раиса уехала в 1939 году в город Архангельск, Августина в 1940 году тоже в Архангельск, Николай в 1947 году в город Северодвинск, Валентин в 1951 году в Ленинград и трагически погиб в 1956 году, Владимир  уехал в 1955 году и Юрий в 1956 году в Северодвинск. Дом номер шесть опустел в 1978 году.

Из семьи Лосевых Ивана Дмитриевича  и Марии Фроловны дочери – Анастасия, уехала в Пермилово в 1932 году, Ксенья вышла замуж в деревню Кузнецово, Мария осталась в Филипповской, выйдя замуж, Иван был ранен в Финскую войну, переехал в деревню Росляково в 1958 году, был председателем колхоза, Степан погиб в августе 1941 года, Андрей погиб  в 1943-1944 годах. Дом  номер семь опустел и был перевезен Иваном Ивановичем в 1960 году на дачу на реке Икса.

В семье Гурьевых Прокопия  и Анны Архиповны дочь Анастасия вышла замуж и жила на станции Плесецкая в 1932 году, Мария вышла замуж в деревню Ямкино в 1932 году, сын  Николай погиб на фронте. Дом номер восемь опустел в 1950 году, в дальнейшем был перевезен в поселок Оксовский.

В семье Орловых Василия Фадеевича и Марии Ивановны сын Александр  уехал в поселок Оксовский в 1949 году, судьба Николая неизвестна, пропал в 1960 году, был до этого взят на трудовую повинность после отказа поехать на тракторе в верхний колхоз, позднее призван в армию, сын Виктор переехал в п. Оксовский. Дом номер девять опустел в 1965 году.

В семье Пуминовых Семёна и Веры Андреевны дочь Зина уехала в Архангельск в 1932 году, сыновья — Алексей уехал в Мурманск в 1952 году, Виталий в поселок Плесецк в 1955 году. Дом номер десять опустел в 1960 году.

В семье Чумбаровых Якова Ильича и Марии Степановны сын Афанасий погиб на фронте, Таисия уехала в Архангельск в 1939 году в медицинское училище. Дом номер одиннадцать опустел в 1944 году и продан в колхоз.

В связи с назначением Лосева Кузьмы Семеновича  председателем Бабкинского сельского  совета семья переехала в деревню Звягино в 1934 году, дом номер двенадцать перевезли в 1938 году.

В семье Пуминовых Якова и Марии Васильевны сыновья — Владимир пошел служить в армию в 1946 году, после службы поселился  в городе Колпино, Николай пошел служить в 1951 году и  остался после армии в Краснодарском Крае, Иван пошел служить в армию в 1954 году и после окончания службы уехал на работу в город Северодвинск, Борис работал на сплаве в Росляковской Запани, в дальнейшем с семьей жил в Плесецке. Дом номер тринадцать опустел в 1973 году.

В семье Богдановых Ивана Матвеевича и Марии Ивановны — дочь Валентина уехала учиться в 1939 году в Архангельск в медицинское училище, сын Евгений взят в морской флот в 1944 году и служил до 1951 года, после закончил техникум связи и, по распределению, уехал в город Луганск. Александр тоже пошел служить во флот в 1952 году, после закончил Архангельский лесотехнический институт, уехал жить с семьей в город Гатчина. Дом номер четырнадцать опустел в 1965 году.

Чумбаров Василий Антонович жил и работал в городе Архангельск, поэтому дом был продан после войны Росляковой Евдокии Григорьевне, дом  номер пятнадцать опустел после её смерти в семидесятых годах.

Дом, уходящий в карстовую воронку (№ 16 по схеме)

Дом, уходящий в карстовую воронку (№ 16 по схеме)

В семье Росляковых Тимофея Аверьяновича и Евдокии Григорьевны дочери — Вера уехала в 1938 году и жила в  Пуксоозере, Клава вышла замуж в деревню Клементьеву в 1953 году, Зоя трагически погибла от рук убийцы, Шура уехала в город Онегу в 1956 году. Дом, в котором они проживали, оказался над карстовой воронкой и постепенно уходил под землю, поэтому Евдокия Григорьевна купила дом у Чумбарова Василия Антоновича и переехала из дома за номером шестнадцать в дом номер пятнадцать.

В семье Пироговых Андрея Павловича и Елены Ивановны сын Александр уехал на учебу в профтехучилище в город Молотовск (теперь Северодвинск) в 1939 году, дочь Валентина уехала в посёлок Плесецк в 1950 году, Николай после армии работал трактористом, вынужден был уехать из деревни с семьей поближе к месту работы и школы для ребенка в деревню Боярскую в 1973 году, дом за номером семнадцать был продан.

В семье Михаила Матвеевича и Наталья Дмитриевны сын Александр уехал на учебу в Архангельский Механический техникум (сейчас Технологический колледж Императора Петра I) в 1939 году, в 1943 году был призван в армию и техникум закончил уже в 1947 году. Сын Василий после окончания десятилетки в 1943 году поступил в Казанский авиационный институт, после окончания которого был направлен на работу в город Иркутск. Сын Николай  в 1946 году уехал учиться в Архангельский механический техникум, служил в армии в Германии с 1951 по 1953 годы, после службы остался в городе Архангельск, жил с семьей в районе 26-го лесозавода. Дочь Нина уехала учиться в Архангельский сельскохозяйственный техникум в 1947 году и, после окончания, была направлена в город Воронеж. Дом за номером восемнадцать опустел в 1952 году, но каждый год, летом, дом оживал. Приезжали дети, Наталья Дмитриевна с внуками. 31 мая 1994 года, после посещения туристами из города Мирный, дом за номером восемнадцать сгорел. Это была невосполнимая потеря для детей, выросших в этом доме, и внуков.

В семье Лосевых Александра Дмитриевича и Агрипины сын Николай был взят на фронт и погиб в Финскую войну, дочь Анна вышла замуж в 1935 году и уехала к мужу, жена Агрипина после смерти мужа вышла замуж в деревню Зубово в 1940 году и в 1940 году дом за номером девятнадцать был продан.

В семье Орловых Гаврилы Николаевича и Анны Матвеевны дочь Александра выехала в Архангельск, после гибели мужа на фронте переехала в п.Оксовский, сын Борис (1927 г.р.) был призван в 1944 году в армию. После окончания службы остался в городе Сталинград (ныне Волгоград). 31 мая 1994 года дом за номером двадцать сгорел вместе с домом Богданова Михаила Матвеевича, пропавшего на фронте без вести.

В семье Чумбаровых Владимира и Веры Варламовны дочь Наталья вышла замуж в деревню Звозы, дочь  Мария и сын Иван жили в Архангельске, сын Антон в Шалакуше, дочь Вера в Ленинграде. Дом за номером двадцать один продали в 1937 году и он был вывезен из деревни.

  1. История семьи Меркурия Ивановича Богданова.
Недосекины Дмитрий Васильевич и Екатерина Дмитриевна

Недосекины Дмитрий Васильевич и Екатерина Дмитриевна

Вот что рассказали мне Екатерина Дмитриевна Недосекина (Лосева) – тёща  внука Меркурия Ивановича,  Елена Андреевна Богданова (Харина) – его сноха и Наталья Дмитриевна Богданова (Недосекина) – жены его внука и моя мама.

Богданов Меркурий Иванович

Богданов Меркурий Иванович

Наш прадед, Меркурий Иванович, родился в 1828 году незаконнорожденным, так как мать, Евдокия, не имела официального мужа. Отцом Меркурия Ивановича был политический беглец, который скрывался после восстания 1825 года. Отца Меркурия искали жандармы, в первый раз он спрятался, но во второй раз его нашли и арестовали.

Отчество новорожденный получил по имени дяди Ивана, крестного отца Меркурия, а фамилию дали Богданов (Богом данный). Так появился Меркурий Иванович Богданов. Жил он с матерью Евдокией в небольшом доме, в дальнейшем на месте этого дома был построен новый дом — Чумбарова Владимира (номер двадцать один). Жили они с матерью бедно, одна шуба на двоих, земли в пользование было мало, так как землю выделяли только на мужчин. Грамоте наш прадед научился от нищенки, пожилой женщины жившей подаянием. В шесть лет Меркурий пошел подпаском, а в тринадцать лет, летом, работал на сплаве леса по реке Онега. Зимой, в те же тринадцать лет, по-Ломоносовски, ушел в Петербург с обозом и рекомендательным письмом, которое оставил отец, который был каким-то образом связан с Петербургской судоходной компанией.

В Петербурге Меркурий работал в судоходной компании приказчиком, а потом помощником управляющего. Проживая и работая в Петербурге, нанимал работников, которые строили дом в деревне Филипповской и разрабатывали сенокосные и пахотные земли в лесу. Меркурий Иванович женился в 35 лет на вдове из деревни Алферовой по имени Текусья и было у них двое детей, дочь Мария и сын Матвей (1865 г.р.). Жениться на девушке ему было нельзя, поскольку считался безродным. Умер Меркурий Иванович в возрасте девяноста четырёх лет, видимо, в 1922 году. На момент смерти все зубы у него были целые.

Дочь Мария вышла замуж в деревню Залесье, у неё было двое дочерей, одна из которых вышла замуж в деревню Пуминова, у неё были дети Анатолий и Нина, а вторая приняла «приёмка» из деревни Беловодская по фамилии Пирогов. Приёмком называли мужчину, который женился на девушке из семьи без наследников мужского пола, на которых давали землю. Приёмок принимал фамилию жены, жил в доме жены и вёл её хозяйство, как наследник. У них было четверо детей, Анатолий, Николай, Шура… Не все имена моя память сохранила.

  1. История семьи сына — Матвея Меркурьевича Богданова.
Слева направо Анна, Мария с сыном Андреем, Анастасия

Слева направо Анна, Мария
с сыном Андреем, Анастасия

Слева направо: Михаил, Василий. Санкт-Петербург

Слева направо:
Михаил, Василий.
Санкт-Петербург

Слева направо: Василий, Михаил. Санкт-Петербург

Слева направо:
Василий, Михаил.
Санкт-Петербург

Слева направо: Иван, Василий, Михаил. Санкт-Петербург

Слева направо:
Иван, Василий, Михаил.
Санкт-Петербург

Матвей Меркурьевич женился на Елене Андреевне (1867 г.р.). которая была с деревни Горка, в девичестве Харина. Выбрал жену для сына и сосватал  её сам Меркурий Иванович. В семье Матвея Меркурьевича и Елены Андреевны было семеро детей: Мария (1888 г.р.), Василий (1890 г.р.), Михаил (1892 г.р.), Иван (1895 г.р.), Анастасия (1898 г.р.), Анна (год рождения неизвестен), Евдокия (1908 г.р.). Матвей Меркурьевич пережил отца всего на два года и умер в 1924 году в возрасте пятидесяти девяти лет.

Стараниями отца — Меркурия Ивановича, семья уже имела поголовье скота, занималась сельским хозяйством, имея, правда, отдалённые участки — разработанные в лесу сенокосные поляны, называемые Гари в четырёх километра от деревни, Подгарье в трех километрах от деревни, Триноски, Гаревы в двух километрах от деревни, Заржищи в трех километрах от деревни. Всё же часть сенокоса была поближе — на лугу Вагнус по берегу реки Онеги, где размер покоса давался по количеству мужчин в семье. Пахотные поляны у семьи назывались Гаревы и Серебровки, которые находились в двух километрах от деревни, а также  Долгина поляна, которая, как и Вагнус, распределялась по количеству мужчин в семье.

Схема лесных угодий деревни Филипповская.

Схема лесных угодий деревни Филипповская.

Черноков Александр Александрович

Черноков
Александр Александрович

Смирнова Елизавета Исаевна

Смирнова Елизавета Исаевна

Старшая дочь Мария выходила замуж в деревню Ожбалово за Чернокова Александра в 1910 году, который работал в Петербурге. В Петербурге и  родилось двое сыновей Андрей 1913 г. р. и Александр 1915 г. р. После гибели мужа во время революции Мария вернулась в деревню Ожбалово. Андрей  и Александр были призваны в армию. Андрей погиб на фронте. Александр воевал на Ленинградском фронте, после войны жил в городе Архангельск, был женат, дочь Нина, двое внуков — Сергей и Михаил, все живут в Архангельске.

Сын Василий в 13 лет ушел с обозом в Петербург, работал у хозяина, распространял газеты. Женился в Петербурге на Елизавете Исаевне Смирновой, было трое детей, дочь и два сына: Вера с 1919 года, Николай с 1921 года, Борис с 1924 года.

Николай Васильевич в 1940 году был призван в армию, служил на границе под Минском, попал в окружение и 15 месяцев выходил из окружения, после был направлен на лечение в Среднюю Азию и после лечения воевал на Воронежском фронте. После войны вернулся в Ленинград, женился на Елизавете Александровне, у них родились двое детей — сын Виктор (1952 г.р.) и дочь Наталья (1955 г.р.), а потом трое внуков Татьяна, Александр, Михаил.

Богдановы Николай Васильевич и Елизавета Александровна

Богдановы Николай Васильевич
и Елизавета Александровна

Борис был ранен и умер от ран в Тамбове в 1944 году. Дочь Вера умерла от тифа в 1942 году на станции Плесецкая.

Иван Матвеевич родился в 1895 году, в детстве сильно заболел и его мама, Елена Андреевна дала в церкви перед иконой обет, что если сын выздоровеет, то, когда ему будет четырнадцать-пятнадцать лет, он год отработает в Соловецком монастыре. Наступила весна, по разлившейся реке ходила баржа и забирала тех, за кого был дан обет. Иван уехал на год работать в Соловецкий монастырь, вернулся через год с длинными волосами. Воевал в Первую Мировую войну, Гражданскую войну. Вернувшись домой, занимался своим хозяйством, был женат, имел четверо детей — Валентину (1924 г..р.), Евгения (1927 г.р.), Александра (1929 г.р.) и Николая (1931 г.р.).

Ивана Матвеевича призвали в армию в 1941 году осенью, вначале он служил в населенном пункте Обозерская, а в мае 1942 года попал вместе с братом Михаилом Матвеевичем в одну часть. Из Архангельска их повезли в порт Ваенга на Белом море, в 1943 году на восток в Пермскую область для обучения военной техники и формирования резерва, а в июне 1943 года он воевал на фронте на Смоленском направлении, погиб осенью 1943 года.

Анастасия Матвеевна родилась в 1898 году, выходила по воле матери Елены Андреевны замуж за Серебренникова Степана в деревню Горка. Её дети — Таисия (1925 г.р.), Валентина (1927 г.р.), Леонид (1931 г.р.), Нина (1933 г.р.).

Анна Матвеевна 1906 года рождения, вышла замуж в деревню Беловодская, что в восьми километрах от деревни Филипповской, за Михея Васильевича Малыгина (но может быть не точно). Затем они уехали жить в город Онегу. Дети — Юрий и Дина. Во время войны в 1942 году Анна умерла, дети были сданы в детский дом, к счастью, Михей Васильевич пришел с фронта живой и в 1945 году забрал детей из детдома. Дочь Дина живет в Ленинграде.

Евдокия Матвеевна родилась 15 февраля 1908 года, уехала на учебу в 1932 году, вышла замуж в 1934 году за своего земляка (из деревни Филипповская) Чумбарова Василия Антоновича, который жил в Архангельске. Они построили дом в городе, там же родились дети — Юрий (1935 г.р.), Вера (1946 г.р.).

  1. История семьи внука — Михаила Матвеевича Богданова.
Михаил Матвеевич. Санкт-Петербург

Михаил Матвеевич.
Санкт-Петербург

Михаил Матвеевич накануне Первой Мировой войны в Финляндии.

Михаил Матвеевич накануне Первой Мировой войны в Финляндии.

Михаил Матвеевич родился 16 декабря 1892 (по старому стилю), в тринадцать лет ушел с обозом в Петербург, работал у хозяина, ощипывал птицу. Потом работал в Финляндии. В 1912 году был призван в армию, служил в Петербурге, воевал в Первую Мировую войну, потом в Гражданской войне, на стороне большевиков, вернулся домой в 1921 году.

 

Женился в 1922 году на Наталье Дмитриевне Недосекиной из деревни Денисово. Семья жила в одном доме с матерью Еленой Андреевной, сёстрами мужа, семьей брата и было принято решение строить новый дом (номер восемнадцать по схеме), который был построен и, по жребию, достался семье Михаила Матвеевича и Натальи Дмитриевны.

 

Семья Богдановых Михаила Матвеевича и Натальи Дмитриевны. Дети слева направо — Василий, Нина, Александр, Николай.

Семья Богдановых Михаила Матвеевича и Натальи Дмитриевны.
Дети слева направо — Василий, Нина, Александр, Николай.

Недосекина (Лосева) Екатерина Дмитриевна, мать Натальи Дмитриевны

Недосекина (Лосева) Екатерина Дмитриевна — мать Натальи Дмитриевны

С 1931 по 1932 Михаил Матвеевич был председателем Лукинского сельского совета, с 1932 году председателем колхоза «Победный путь». В 1933 году один «добрый» человек, односельчанин, из зависти, написал донос, что сельскохозяйственные работы выполнены плохо. Из районного центра была направлена комиссия, которая недостатков не выявила, наоборот, урожайность зерна и условия хранения были лучше, чем в соседних колхозах. В 1934 году Михаила Матвеевича назначают директором маслозавода в деревне Бураково, куда и переехала его семья. В 1937 году ещё один «добрый» человек — учитель Бураковской школы написал на него лживый донос, что он сын кулака и Михаила Матвеевича освободили от занимаемой должности, хорошо, что не посадили, так как в 1937 году многих людей посадили и расстреляли по анонимным доносам. Осенью 1937 года Михаил Матвеевич устроился на работу в леспромхоз «71 квартал», от поселка Булатово в четырех километрах, а в 1939 году переехал в посёлок Плесецк работать председателем Райпотребсоюза. Был взят участок для строительства дома в поселке Плесецк и планировалось через год (1940) семье переехать в поселок Плесецк, но помешала война. В мае 1942 года Михаил Матвеевич был призван в Красную Армию. Несколько раз на  него накладывали бронь, взяли его в возрасте 49 лет 5 месяцев ведь тогда, в связи с большими потерями, стали призывали на фронт бойцов в возрасте от 17 до 50 лет…

Карта местности, в которой затерялся жизненный путь Михаила Матвеевича. Сервис Яндекс.Карты.

Карта местности, в которой затерялся жизненный путь Михаила Матвеевича. Сервис Яндекс.Карты.

Провожали  на фронт Михаила Матвеевича его сыновья Александр и Василий. Весной 1942 года из Архангельска его повезли вместе с братом Иваном Матвеевичем и остальными призывниками в порт Ваенга на Белом море, а в 1943 году на восток в Пермскую область для обучения военной технике и формирования резерва. В июне 1943 года он уже был на фронте. С фронта он писал, — мой год рождения везут в тыл, а мне здоровье не изменяет и я еду на фронт. Это был 510 стрелковый полк 154 стрелковой дивизии. Михаил Матвеевич был ранен 10 февраля 1944 года  у сейчас не существующей деревни Товстыки, располагавшейся в четырех километрах  восточнее деревни Сиротино Витебской области и направлен на лечение в медсанбат № 183, который тогда располагался в деревне Полёшино на расстоянии семнадцати километров от деревни Товстыки. Дальнейшая его судьба неизвестна, поскольку в медсанбат он так и не прибыл.

Об этом семья узнала только 7 мая 2001 года, так как из архивов, куда направлялись ранее запросы, ответа не было. Данные сведения были получены после моего запроса в военкомат. В последнем письме жене он писал «Таля, береги детей, они твоя опора и отрада», так как он понимал, что будут очень крупные смертельные бои с врагом. Сейчас, в двух километрах южнее Сиротино, в деревне Тропино Шумилинского района Витебской области Республики Беларусь существует братская могила за номером 4238. В ней 1710 захоронений, в том числе и неизвестных солдат.

Михаил Матвеевич и Наталья Дмитриевна Богдановы

Михаил Матвеевич
и Наталья Дмитриевна
Богдановы

Жена Михаила Матвеевича — Наталья Дмитриевна, моя мама, жила в деревне Филипповская до 1952 года. Дала образование всем детям. Дети, начиная с пятого класса, учились в селе Федово в 10 километрах от деревни, жили в интернате, она вставала в три часа ночи, пекла хлеб и дети шли в школу с горячим хлебом за спиной. Если разрешали в колхозе взять лошадь и отвести детей в Федово в интернат,  мама вставала рано и отвозила всех детей из деревни с продуктами на обучение и успевала на работу в колхоз. Мама вечером шила — брюки, куртки, кепки, платья и т.д., так как готовой одежды не было. Ещё успевала шить знакомым и родственникам. Когда мама ложилась и вставала, один Бог знает. Кроме шитья мама вязала носки, чулки, варежки, платки из овечьей шерсти. В хозяйстве был скот, корова-кормилица, овца, коза, кошка, собака, две-три курицы. В доме всегда был порядок.

Во время войны для детей все шилось из папиной и маминой одежды. Мамины нижние юбки, разные, яркой расцветки, петухами и другими фигурами, пошли на подштанники ребятам. Одежду надо было распороть, разгладить, скроить и сшить. Сапоги шили из самодельной кожи, которую выделывали сами из шкур овец и коз. Кожи приходилось выделывать тайно, в противном случае их надо было сдавать государству, а обуви купить было негде, да и денег не было.

До 1953 года колхозники облагались налогами. Надо было сдать государству молоко при жирности 3% 220 литров, или 300 литров при меньшей жирности, два килограмма овечьей шерсти, мяса 40 килограмм чистого веса (без головы, шкуры, ног). Из живого веса животного выбрасывалось по норме вес головы, ног, шкуры. Также картофель 100 килограммов, 30 штук яиц, независимо, есть в хозяйстве куры или нет. Дополнительно, ещё был налог, который надо было оплатить наличными деньгами.

К началу учебного года вся одежда была готова, сложена в чемоданы каждому отдельно. В дорогу мама пекла подорожники и что-нибудь ещё готовила. Крика в семье никогда не было, жили дружно, мама всегда говорила спокойным голосом, но дети её понимали и всегда, о чем просила мама, выполнялось. Мама имела образование — один класс церковно-приходской школы, но была грамотной, участвовала всегда в избирательных комиссиях, комиссии пожарной охраны (ходили по домам, смотрели трубы и печи), выписывала журнал «Крестьянку», газету  «Пламя Севера», любила читать исторические книги.

В 1941 году маму и ещё много подвод (лошади, запряженные в дровни) с 1 ноября на две недели отправили за эвакуированными из Карелии, это был наряд от колхоза. В округе в это время был выброшен немецкий десант, ехать было опасно. У колхозников были только вилы и топоры, вилы, чтобы брать  сено из стогов для кормления лошадей, которое выставлялись колхозами по пути следования колонны подвод и топоры на случай, если оглобля поломается или перетрётся петля у оглобли. Уезжая за эвакуированными, маме пришлось оставить в доме на хозяйстве — топить печи, ухаживать за скотом меня, десятилетнюю дочь.

Старший сын Михаила Матвеевича и Натальи Дмитриевны — Александр родился 16 июня 1923 года в деревне Филипповская, до 1939 года проживал в деревне, но после окончания семи классов уехал учиться в город Архангельск, поступив в Механический техникум в 1939 году. В 1941 году студенты на болотах ловили диверсантов, дежурили на крышах в период налета вражеской авиации. Александр простыл, заболел плевритом и был отправлен домой на излечение. Мама поила его парным козьим молоком, что и помогло справиться с болезнью. В 1943 году Александра призвали на трудовой фронт, на действующий фронт из-за покалеченных в детстве пальцев рук его не брали. Во время службы на трудовом фронте в Нарьян-Маре они грузили и разгружали пароходы, по причине отсутствия пристани в месте разгрузки, делать это приходилось стоя по пояс в воде. В другое время  охраняли аэродромы. После окончания войны продолжил обучение в Механическом техникуме с третьего курса и закончил учебу в 1947 году с отличием. В период летних каникул Саша работал в колхозе, не пропуская ни дня, от первого до последнего дня каникул, без выходных.

Семья Александра Михайловича Богданова

Семья Александра Михайловича Богданова

По направлению приехав на работу в леспромхоз в поселок Коковка, женился в 1948 году, взяв в жены Ксенью Михайловну Докучаеву, она работала учителем начальной школы. В 1952 году Александр Михайлович был назначен главным механиком Красновского леспромхоза и семья переехала в поселок Липаково, имея к этому времени двое детей — Михаила (1949 г.р.) и Николая (1952 г.р.).  Жили в отдельном финском (щитовом) доме в двух комнатах, после ремонта дома была пристроена кухня, в которой стояла русская печь. В Липаково, в 1954 году родилась дочь Наталья. Все дети получили образование, Михаил был учителем, Николай  врачом, Наталья бухгалтером.

В 1974 году переехали в поселок городского типа Североонежск, расположенный на берегу реки Онеги, ниже деревни Филипповская на двадцать километров. Деревню Александр Михайлович очень любил, проводил там выходные и отпуска, сажал огород, а с выходом на пенсию практически жил там с семьей с ранней весны до поздней осени. Дети женились, вышли замуж, у дедушки Саши было восемь внучат, которые на летних каникулах приезжали к нему и бабушке Ксенье в деревню. Воспоминания об этом времени у внуков -Ольги (1973 г.р.), Александра (1976 г.р.), Анны (1977 г.р.), Алексея (1977 г.р.), Александра (1981 г.р.),  Валентина (1991 г.р.) очень теплые.

Второй сын — Василий Михайлович родился 4 января 1926 года тоже в деревне Филипповская, где проживал до 1939 года. С 1939 года учился в Плесецкой школе, проживая с отцом, который работал в Плесецке. Там он окончил восьмой, девятый, десятый классы и после окончания школы в 1943 году поступил в Казанский авиационный институт. Чтобы приехать в Казань, тогда требовалось четыре пересадки — в городах Ярославле, Иваново, станции Новка и городе Муром, четверо суток в пути, через Москву проезд был запрещен.

Василий Михайлович и Вера Яковлевна с дочерью.

Василий Михайлович и Вера Яковлевна с дочерью.

Как и старший сын Александр, Василий все дни каникул работал в колхозе, косил сено, пахал плугом, метал стога сена, на жнейке жал ячмень, овес, пшеницу. В 1949 году Василий окончил институт и, приехав домой, 17 августа 1949 года женился на однокласснице Вере Яковлевне Черноковой из деревни Черноково, учителе русского языка и литературы и, уже с семьей, уехал по распределению в город Иркутск на авиационный завод, где работал до 30 января 1999 года. Жена Вера Яковлевна преподавала русский язык и литературу в Иркутском авиационном техникуме с 1949 по 1970 годы. Василий Михайлович награжден орденом  Трудового Красного Знамени, медалью за доблестный труд, имеет звание Заслуженный машиностроитель РСФСР, Заслуженный работник  Иркутского авиационного завода. Двое детей: дочь Нина (1950 г.р.), инженер, сын Вадим (1954 г.р.) учитель истории, директор школы, заслуженный учитель России, трое внучат — Дмитрий, Кирилл, Глеб.

Третий сын Михаила Матвеевича  и Натальи Дмитриевны — Николай родился в деревне Филипповская 15 февраля 1929 года, в детстве заменял ушедших на фронт мужчин. Был в 1942 году пастухом овец, в 1943 охранял поля от набегов коней, которые паслись в лесу после полевых работ весной, в 1944 году возил бидоны с молоком (около пятидесяти килограмм каждый) в деревню Холм, расположенную на другом берегу, в молокоприемный пункт, откуда везли сливки в деревню Бураково на маслозавод в десяти километрах от деревни, а обрат от молока везли в деревню Никитино, на корм телятам. Эта тяжелая работа сказалась на здоровье Николая.

Николай Михайлович Богданов. Германия. Май 1953 года.

Николай Михайлович Богданов.
Германия. Май 1953 года.

В 1946 году закончил восемь классов Федовской школы и поступил в Механический техникум города Архангельск, по окончанию которого был направлен в 1950 году в Ундозерский леспромхоз механиком. Как и его старшие братья, Николай все каникулы работал в колхозе на сенокосе, во время уборки хлеба с Василием жали на жнейке, а Николай управлял лошадью. В 1951 году был призван в Армию и служил до 1953 года в Германии.

В 1953 году, закончив службу в Армии, устроился работать в Архангельске на 26 лесозавод механиком.

В 1959 году женился на Ульяне Егоровне, которая работала медсестрой.  Ульяна Егоровна от первого брака имела сына Сергея. Дочь Елена родилась 11 ноября 1961 года, по окончании школы Елена стала медицинским работником. Появилось пятеро внучат, трое от сына Сергея — это Николай, Наталья и Ирина, от дочери Елены — Юля и Светлана.

Михаил Матвеевич с дочерью на фоне своего дома.

Михаил Матвеевич с дочерью на фоне своего дома.

Дочь Михаила Матвеевича и Натальи Дмитриевны Нина, то есть я, родилась 21 июня 1931 года в деревне Филипповская. Где-то в 4-5 часов утра мама поставила рыбники в печку выпекаться к празднику Кириллов день 22 июня. В это время пастух заиграл в свой рожок – пора выпускать корову на пастбище. Выпустила её со двора, отогнать в стадо попросила Марию Прокопьевну, закрыла двор. И тут начались роды, а срок был семь месяцев. До дома дойти не  смогла, родила тут же, в котельной, где готовила корм для скота. Там была чистая вода, нитки и ножницы. Я родилась «мёртвой», не дышала и не кричала. Время было рабочее, но, на счастье, домой зашёл отец. Он услышал стоны и пошёл в котельную, увидел происходящее, взял меня за ноги и стал трясти.  Я закричала. Вместе пришли в дом. Рыбники не сгорели. Мама легла, а папа ушел на работу в сельсовет. С хозяйством занимались папины сёстры — Аня и Дуня.

Слева направо: Наталья Дмитриевна, Михаил Александрович, Наталья Александровна, Николай Александрович, Нина Михайловна, Ксенья Михайловна.

Слева направо:
Наталья Дмитриевна,
Михаил Александрович,
Наталья Александровна,
Николай Александрович,
Нина Михайловна,
Ксенья Михайловна.

До сороковых годов 20 века женщины, проживающие в деревнях и селах, в‑основном, рожали дома, до больницы на лошади ехать долго. Имя Нина мне дала бабушка Елена Андреевна. Начальную школу посещала в деревне Шумова, что через реку Онегу, а восьмой класс закончила в селе Федово в 1947 году и поступила  в сельскохозяйственный техникум на гидромелиоративное отделение в городе Архангельск. В 1950 году, закончив техникум, получила направление на работу в город Воронеж, где и живу по настоящее время. В период каникул, как и её старшие братья, работала в колхозе, косила и ворошила сено, стояла на стогах, полола сорняки, жала серпом, вязала снопы, рвала лен, молотила. В Воронеже продолжила образование, закончив гидромелиоративный факультет Сельскохозяйственного института и факультет тепло-газоснабжения, отопления и вентиляции Строительного института. Работала в Воронежском проектном институте «Гипропром» до 1994 года.

  1. Быт в деревнях Устьмоши
План дома Меркурия Ивановича Богданова (дом № 14)

План дома Меркурия Ивановича Богданова (дом № 14)

Пространство вокруг устья Моши – реки, впадающей в Онегу, называлось Устьмошей. В 19-м — начале 20 века, до революции, левая сторона реки Онеги по течению — Пудожский уезд Боярской волости Олонецкой губернии, а правая — Каргопольский уезд Богдановской волости Олонецкой губернии. В деревне Филипповская, как и везде по Устьмоше, дома были деревянные, в основном двухэтажные. Дворы для скота располагались под одной крышей, сам двор был разделен на стан для коней, отделенный жердями, и хлевы, рубленные для коров, поросят и овец. Скот располагался на первом этаже двора, а на втором этаже сарая хранилось сено и корма для животных. Для завоза сена на второй этаж был заезд (выезд), по которому поднималась лошадь с дровнями, груженными сеном или спускалась после разгрузки дровен. Сено и солому складировали в определенные кучи. Для корма коров сено и солому смешивали перетряхивая вилами, это называлось паревом. Со второго этажа сено опускалось в специально сделанное отверстие и попадало в ясли первого этажа.

Ясли были ограждены, чтобы сено не рассыпалось при его поедании скотом.

Боковые пристройки, называемые коротко – «Боковые», выходили на тёплую южную сторону, высота помещений была ниже, чем в «Переду» (передней  части дома). Жили в «Боковой» только в холодное время года, это, примерно, с ноября по май, затем перебирались в «Перёд». Пожилые люди спали на первом этаже, а молодежь на втором. Этажи сообщались лестницей, которая соединяла первый и второй этажи, чтобы не выходить в неотапливаемый холодный коридор. Лестница была отделена досками, покрашена, из комнаты на лестницу устанавливалась дверь.

Ко двору была пристроена котельная, где была печь с вмазанным в неё котлом, в котором варилось питье для скота. Использовалась котельная в холодное время года. Семьи обычно были большие, 13-20 человек.

План одноэтажного дома Богданова Михаила Матвеевича (дом № 18)

План одноэтажного дома Богданова Михаила Матвеевича (дом № 18)

В новый дом мы переехали в 1930 году из дома, построенного Меркурием Ивановичем, где проживали с бабушкой Еленой Андреевной, её дочерьми, семьей Ивана Матвеевича.

Дом был уютным, на окошках были легкие занавески из хлопка и маленькие кружевные. По сравнению с окнами старших домов окна в нём были большие. Под домом был подвал и картофельная яма, где хранились овощи до следующего урожая. Дом был очень любим, о нем заботились, но мир не без «добрых» людей. Туристы из города Мирный взломали замок, топили печь, ночевали и после их отплытия по реке дом сгорел, сгорел и соседний дом Анны Матвеевны Орловой. Очень хотелось, чтобы эти люди почувствовали на себе, как тяжело терять родительский дом.

По воспоминаниям моей бабушки — Екатерины Дмитриевны Недосекиной некоторые дома до конца 19 века топились по-черному, дым из печки выходил в комнату выше полатей, дальше в коридор, через окно в стене, и в деревянную трубу, которая выходила на крышу. Освещение было лучиной, которая называлась свитец. В праздничные дни зажигались свечи. Керосиновые лампы появились в 80-90 годы 19 века. Внутри дома бревна были гладко обтесанные, их мыли, а штукатурить, белить стены известью в домах начали с 1935 по 1950 годы, позже стали оклеивать стены обоями. У зажиточных крестьян обои были и в девятнадцатом веке.

Одежда — платья, платки, юбки, рубашки, постельное белье — хранилась в сундуках, верхняя одежда в шкафах. Девушки на выданье готовили себе приданое, у них был отдельный сундук. Ткали холсты, из холстов шили полотенца и их вышивали. Шили одеяла, готовили подушки. Шили нижние юбки льняные и шерстяные. Шерстяные юбки были вытканы из овечьей шерсти разными полосами.

  1. Домовые хозяйства жителей
Наталья Дмитриевна Богданова за ткацким станком

Наталья Дмитриевна Богданова за ткацким станком

В каждом домовом хозяйстве было от двух до шести коров, овцы, от одного до трёх коней, в зависимости, какая семья и сколько могли обеспечить животных кормами. Хозяйки вставали рано, летом до восхода солнца, зимой и поздней осенью около пяти утра. Кормили скот, доили коров, топили печь, пекли хлеб, готовили еду для завтрака, обеда, ужина. На завтрак варили густую кашу из ячменной муки, картошку в мундирах. Кашу ели с молоком и маслом, когда не было поста. Картошку ели с солеными грибами, квашенной капустой, маслом и т.д. Каждый день пекли хлеба, шаньги, калитки, пироги. Шаньги пеклись в формах, сверху теста наливалась сбитая сметана с мукой. Пироги и рыбники пеклись на противнях, хлеб пекли на поду без форм. Калитки пекли с творогом, ягодами, крупой. На первое варили щи, уху, суп. В то время, пока топилась печь, варили в чугунках, а после выпечки хлеба и пирогов, ставили чугуны обратно в печь, чтобы пища была горячей весь день. За столом собиралась вся семья, ели из одной чашки (миски). В пост кушали постную пищу, картошку в мундире, кашу на воде, постные супы, редьку с квасом, пареную репу или брюкву, грибы соленые, ягоды — бруснику, клюкву, суп из грибов соленых или сушеных. Когда не было поста, варили щи с мясом. Сваренное мясо разрезали на куски на доске мелко и ложили в общую миску к супу, чтобы всем едокам досталось мяса. Молоко тоже наливали в общую миску и кушали с кашей или шаньгами. В праздники тушили мясо, пекли рыбники, пироги, ватрушки и т. д. На масленицу пекли много блинов.

Для скота в холодное время надо много воды, её носили в котельную ушатами на длинном коромысле, вдвоём. В ушат входит от трёх до четырёх обычных двенадцатилитровых ведра, поэтому два человека брали концы длинного коромысла на плечо, а в середине весили ушат с водой и несли.

Мужчины зимой возили из леса дрова, напиленные ранней весной, когда по насту можно свободно ходить, не проваливаясь, а также с лесных полян и речных лугов сено, сложенное летом в стога. Коней водили на водопой  к родникам, где были сделаны деревянные корыта для воды. Женщины пряли пряжу из шерсти и льна, вязали носки, варежки, чулки.

В Рождественский пост мужчины уезжали на заработки, женщины готовили пряжу, чтобы ткать половики, изо льна полотно на рубашки, юбки, простыни, подштаники и штаны, из шерстяной пряжи — полотно на юбки, одеяла и прочее.

Ходили в Церковь, которая находилась в деревне Погост. В деревне Погост было две Церкви, одна кирпичная двухэтажная, в ней служили на Пасху и летнее время. Деревянная Церковь была одноэтажная. Накануне Крещения на реке Онеге напротив Церкви прорубали большую прорубь — иордань, воду в ней священник освящал и люди купались на Крещение. Священнослужители просили носить воду в Церковь, где она освещалась во время службы священником, а затем прихожане брали эту Святую воду.

В Великий пост надо было до Пасхи выткать и выбелить холсты изо льна. Отрепы, то есть то, что отделялось при трепании льна, пряли на нитки, которые использовались для изготовления веревок, и при выткании половиков для дома. Мыли  в избе стены, пол и потолки, которые шоркали (скребли) метлой, чтобы они были желто-чистые.

  1. Развлечения в деревнях Устьмоши.

До революции и до организации колхозов развлечения были расписаны по деревням и переходили из поколения в поколение. Были в деревнях, в каждой отдельно или по группам деревень, свои престольные праздники. В рядом расположенных деревнях — Филипповской, Лукинской, Каткино 22 июня праздновали Кириллов День. В деревнях Денисова, Кутькова, Пуминова, Шумова, Холм — Духов День, который был не в числах, а на второй день после Троицы. В деревне Горка 7 августа праздновался Макарий.

К праздникам хозяйки готовились основательно, чистили самовары, умывальники, подносы медные, вилки, ложки и прочее, пекли накануне рыбники для пяти-шести смен. К примеру, сначала подавали рыбники из леща, потом из щуки, трески, озерной рыбы, покупали также рыбу с особым засолом.  Это рыба, называемая межёной. Для её получения рыбу слабо солили, в результате чего она слегка подгнивала, структура мясных волокон нарушалась, мясо, при испечении, становилось пластичным, рыба приобретала специфический запах и вкус. Гостями были родственники из других деревень, подруги и друзья детей и семьи. Приходили к 2-3 часам дня. Взрослые садились за один стол, а для детей был стол отдельный. Хозяйка угощала гостей и за стол не садилась.

Рыбники на стол подавались поочередно, к каждой смене рыбника наливалась маленькая рюмка вина. После рыбников подавался студень (холодец), жареное мясо, яичница и вино уже не подавалось. Пироги тоже подавались поочередно с молоком, а когда подавали кисель, гости понимали, что надо выходить из-за стола. Застолье длилось 2-3 часа, гости пели русские песни, разговаривали, шутили, что-то обсуждали. После киселя все выходили на улицу, где по деревне продолжалось гуляние с песнями, а хозяйка ставила греть самовар, убирала со стола и накрывала стол для чаепития. Самовар с кипящей водой ставился на стол, и хозяйка звала гостей пить чай. Вечером на гуляние приходила молодежь из ближних и дальних мест, гуляли с песнями, плясками, с гармонью, с играми. Гуляние продолжалось до  трех-четырех часов ночи. Девушки ходили рядами с песнями, а мужчины толпой. Танцевали «Кадриль», «Шино», русские пляски, «Вальс», «Краковяк» и другие.

В рождественские праздники, с утра и до сумерек ходили с длинным палками на плечах и славили у домов. Славить означало желать хозяевам добра и здоровья. За это мужчинам на длинную палку вешали большие крендели, а женщинам – конфеты, баранки, калачи. Вечером же устраивали вечеринки с гаданиями. В Масленицу молодежь устраивали ледяные горки: собирали кучу снега, клали жерди – длинные палки и заливали водой. Жерди располагались по всей длине ската горки как раз посередине полозьев санок и нужны были для того, чтобы санки не слетали с трассы в стороны. Молодые люди катали девушек на санках, а вечером молодежь шла на вечеринку. Хозяйки пекли блины, родственники, в период масличной недели, ездили друг к другу поочередно в гости. В Рождественский пост девушки ходили на вечеринку с работой — пряли, вязали. В Великий пост гуляний не было, все были заняты работой.

Дети много катались зимой на санках с  речной горы и далеко укатывались по реке, катались на лыжах, играли в прятки вокруг бань, у каждого хозяина была своя баня, так что много бань стояло при спуске к реке. Летом дети купались в Онеге, раз по двадцать, если в жаркий день, играли в «Лапту» и в «Зайца». В Зайца играли так: чертили круг на земле, разбивались на две группы, одна находилась в кругу — это были «зайцы», другая за кругом мячом выбивала «зайцев». Ещё прыгали на доске. Это когда на толстый отрезок дерева клали доску, на концах которой становились дети и прыгали высоко поочередно. Ходили в лес за ягодами и грибами, выполняли свои обязанности по дому.
С началом войны 1941 года детство кончилось. Работали в колхозе от зари до зари, заменяя ушедших на войну отцов и братьев.
  1. Полевые, лесные, домашние работы.
Колхозники из деревни Филипповская.

Колхозники из деревни Филипповская.

Сенокос… Вспоминается фраза из анекдота: «Что только люди не придумают, чтобы на сенокос не ехать». Труд на сенокосе – нешуточное испытание для человека, особенно на лесных полянах. Он связан не только с тяжелым трудом, но и с обилием гнуса. Из воспоминаний дочери Матвея Меркурьевича — Марии: «Пришли мы в начале июля на сенокос в Гари. Отец пошел посмотреть поляну, откуда лучше начинать покос, а надо мной вьются тучи комаров и оводов. Размахивая веткой, я тщетно пытаюсь их отогнать, а потом с злостью на насекомых и, одновременно, с мольбой, восклицаю:

— Ну, хоть бы сейчас был Макарий!

— А что макать-то будешь? – услышав это, спросил отец.»

Макарий — это праздник седьмого августа, когда сенокос уже кончается, а, поскольку вся трава уже скошена, гнуса становится гораздо меньше. А чтобы на Макарий хорошо праздновать, до него нужно было хорошо поработать.

Ночевать оставались в избушке, где была печка и нары. Утром с восходом солнца косили, траву, ворошили сено и укладывали его в зароды или стога. Зарод имеет несколько деревянных стоек – стожаров, в отличие от стога, у которого стожар один.

С первого августа начинали жать. Делали это днём, когда растения освободятся от утренней влаги. Сначала жали рожь, так как сеяли её осенью, и она, соответственно, раньше поспевала. Сжатую рожь собирали в снопы. Девять снопов ставили колосом вверх, а десятый сноп сверху. Такая конструкция называлась суслоном. Для красоты голову десятого снопа аккуратно обрезали. Суслоны вывозили с полей как можно скорее, но только в сухую погоду, на гумно – строение для дальнейшей обработки снопов и клали в специальные отсеки, идущие вдоль всего гумна, отделённые перегородкой метровой высоты на расстоянии полтора метра от стены, которые назывались закорёнками.

Убранное поле с гумнами и пристроенными к ним овинами

Убранное поле с гумнами и пристроенными к ним овинами

После ржи жали овес, ячмень, пшеницу, снопы складывали в кучу по десять снопов, четыре внизу, затем три на них, затем два снопа и еще один сверху. Затем снопы отвозили на гумно и вешали на прясла – горизонтальные жерди, висящие между высокими столбами. Поскольку утро было свободно от жатвы, утром рано ходили молотить снопы. Но сначала их нужно было хорошенько просушить. Для этого у гумна был пристроен овин – помещения для сушки, внутри которого внизу была печь, выше были доски для прохода между рядами жердей, куда вешались снопы. В овин было два входа: ставень  снаружи высотой 0,6 на 0,6 метров и дверь из гумна на высоте 1,2 метра, через которую заносились снопы. После вывешивания снопов печь затапливали и всё плотно закрывали на ночь для просушки. Утром сухие снопы вынимали из овина и молотили на гумне, прямо на полу. Пол гумна был деревянный, плотный, без щелей, молотили на нём вручную, пригузом – это две палки, соединённые ремнём. Одна палка играет роль ручки инструмента, а другая, утолщённая, служит для ударов по колосьям и выбивания таким образом зёрен. Снопы при этом клали с двух сторон, колосьями в середину.

После обмолота полученное зерно веяли и чистое зерно в мешках везли в амбар и высыпали в отсеки. Для каждой культуры свой отсек. Солома складывалась в закорёнки. Мельницы в нашей деревне не было, мололи зерно на муку в деревне Холм, что за рекой, или в деревне Пуминова.

Часть площадей засеивалась семенами льна. Лён цветет в июле голубым цветом и, на ветру, поле льна очень красиво переливается, как голубые волны. Рвут лён вместе с корнями и ставят семенами вверх, увозят на гумно, сушат в овине и бруснуют – отделяют семена от стеблей. Делают это при помощи бруснухи (или броснухи (от слова «бросать»)) — деревянной доски с зубьями с одной стороны, которая действует по принципу расчёски, пропуская через зубья стебель, но не пропуская колос с семенами. Доску клали на чурку зубьями вверх и, придерживая ногой нижний конец доски, набрасывали снопы льна на «гребёнку», после чего тянули на себя, счёсывая семена льна со снопа. Затем лён мнут, при этом роговая часть стебля — костица отлетает, после чего его трепают для получения чистых волокон. Это делают в октябре, чтобы в ноябре уже прясти, в большой пост ткут пряжу на полотенца, простыни и одежду. Сеяли также картофель, репу, брюкву, капусту, лук, редьку, чеснок, морковь. Мужчины в зимнее время уезжали на заработки — на лесозаготовки, на лесозаводы и в другие места.

Весной, до пахоты на поля вывозили навоз на дровнях, когда был снег, и на телегах с одной осью — одноколках (телега на двух колесах) и все складывали в кучу. Мужчины метали навоз на дровни и телеги из всех дворов и хлевов, а женщины и подростки вывозили на лошадях. Весной, во время пахоты, навоз из куч разбрасывали как удобрение. Подростки для снятия образовавшейся корки на озимой ржи боронили (рыхлили) поле в один зуб, то есть когда борону протаскивали один раз. Зерно сеяли вручную из лукошка. Сеял обычно мужчина, а женщина шла сбоку и оставляла след, где посеяно, чтобы со следующего захода знать, где продолжать сеять снова. Начинали сеять поля с посева овса, затем засеивались поля с ячменем, поля с пшеницей, поля со льном и поля с горохом. После посева  поля боронили, где в один зуб, где в два, а где в полтора зуба.

Когда земля прогревалась, начинали сажать картофель под плуг, морковь, брюкву, лук, чеснок яровой. Капусту высаживали из парников рассадой в середине июня. Подростки носили воду с реки и поливали посадки. В конце июня поспела прополка и начиналась подготовка к сенокосу. Точили косы на точилах, потом крепили на косьё – деревянное держало с ручками. Косить начинали с Петрова дня — 10 июля, иногда чуть раньше, в зависимости от травы. С восходом солнца начинали косить, пока роса не высыхала. Днем ворошили ранее скошенную траву для полной просушки. Высохшее сено укладывали в зароды и стога. Работали все, от мала до велика. В это время было много комаров, оводов, мошки, трудное было время. После окончания сенокоса, где-то с 1 августа начинали жать. В некоторых колхозах были жнейки и их разновидность — лобогрейки. Но в основном жали серпами.

Летом и осенью поспевали грибы, ягоды и надо было выбрать время, чтобы успеть заготовить их на зиму. Грибы солили в бочки по восемь-десять вёдер. Ягоду бруснику толкли в ушаты по четыре ведра в ушат. Для большой семьи требовалось несколько ушатов.

После уборки с полей солили капусту в бочки. Когда заканчивались полевые работы, зерно свезено в амбары, сено привезено на сарай, дрова из леса привезены к дому и сложены в костры, мужчины уезжали на заработки. В‑основном, на лесозаготовки. На праздники — Рождество, Крещение и Масленницу большинство из них приезжали домой.

С организацией колхозов распорядок жизни деревень и их быт изменился. В колхозе было правление, куда входил председатель, счетовод, бригадиры. Бригадир давал наряд  на работу колхозникам, были заведены трудовые книжки на каждого колхозника, отмечалась трудоднями. В сенокос на уборке сена от школьника до взрослых  работали всей бригадой. Днём готовили общий обед в котлах на костре, щи, суп, каши, а хлеб брали из дома.

Престольные праздники отмечались по-прежнему. Религиозные праздники — Пасха, Рождество, Крещение официально не отмечались. Молодежь уезжали из деревень на производство, в ремесленные училища, в техникумы, институты. Открывались новые заводы, требовалась рабочая сила, инженерно-технический персонал.

  1. Великая Отечественная война 1941-1945 годов.

Война для людей началась неожиданно, 22 июня 1941 года было воскресенье. В деревне Филипповская был праздник — Кириллов день. Все учреждения были на выходном, закрыты, телефон и радио — только на почте и Сельском Совете, не дозвониться. Днём пришли гости, вечером гуляла молодежь. Молодые парни, пришедшие с дальних деревень, сказали, что началась война с Германией:  «Последний раз гуляем!». Никто не хотел в это верить. Мамин брат Василий Дмитриевич был военным, приехал с семьей из Москвы в отпуск. Перед отъездом в отпуск его предупредили: «Возможно, Вас  вызовем». Утром на его имя принесли телеграмму, и он сразу уехал в Москву. Семью Василий Дмитриевич оставил в деревне Денисова у своей матери.

Детство сразу закончилось. Все дети работали в колхозе. Работали от зари до зари. Учебу в школе с 1941 по 1944 года начинали с 1 октября после окончания уборочных работ. Был лозунг «Все для фронта, все для Победы». В колхозах остались одни женщины с детьми, мужчины старше пятидесяти лет. Работали без выходных, без отдыха. У всех была одна мысль – Победить!

Слава женщинам тыла!!! Они успевали работать в колхозе, заниматься хозяйством и детьми. Детей в каждой семье было от трех до семи и более детей.

Я запомнила маму такой: она приходила с работы, доила корову, поила весь скот, пили чай. От усталости не было сил снять носки, снимала ногами, а я их относила в печурок — специальную нишу в русской печи, сделанную для сушки мелких вещей.

Дети, кроме работы в колхозе, исполняли домашнюю работу, носили воду, дрова, мыли полы и т.д. Это были их обязанности. Приходили извещения (похоронки) о погибших на войне. Криков и причитаний не было. На этих женщин надо было молиться, а их старались ещё и обидеть.

Дети младших классов учились в деревне Шумова, совсем недалеко от Филипповской. А после четвертого класса детям приходилось ходить за десять километров в Федовскую школу. Переправа через реку Онегу была под деревней Боярская. Зимой  дети ходили через деревню Малашова и через реку по льду в деревню Горка. Жили они в селе Федово в общежитии. Сами пилили и кололи дрова, чтобы топить печь. Каши ели уже без масла, картошку в мундире.

Об окончании войны мы узнали 9 мая часов в семь часов утра. От почтового отделения, расположенного в деревне Шумовой почтальон регулярно ездил за почтой в Федово. По пути он постучал в окно общежития и объявил, что война закончилась. Все дети побежали в школу, директор школы Малютин уже был там. Директор поздравил нас с Победой и отпустил детей домой. Мы бежали и кричали в деревнях: «Война закончилась!»

Люди были в поле, разбрасывали навоз, нам верили с трудом. День был солнечный, река была чистая ото льда, но на берегах лед ещё не растаял. Жизнь продолжалась!

8 comments to Опыт №61: Книга Богдановой Нины Михайловны «Я родом из Филипповской…»

  • Андрей Бределев

    Большое спасибо автору книги и всем ,кто участвовал в её создании.Очень интересно узнавать о своей малой родине что-то новое.Интересны схемы деревни и угодий.Даже на современных картах места узнаваемы. В свою очередь прошу автора обратить внимание на это сообщество — https://ok.ru/fedovoibli

  • Благодарю за приглашение в сообщество, отправил запрос на участие в группе.

  • Наталия

    Огромное спасибо! Разместите, пожалуйста, на сайте http://onegaonline.ru/see.php?kod=%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BF%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F&id=477, о нашей деревне там мало информации.

  • Ссылку на сайт «Онега онлайн» разместил справа в меню «Дружественные сайты».

  • Ольга

    С огромным удовольствием прочитала эту книгу. С таким теплом вчитывалась в имена, фамилии, названия населенных пунктов… Душа живо откликалась на описание быта, праздников, повседневных работ северной деревни. Сердце радостно ёкало при прочтении знакомых названий еды: шаньги, калитки, межёная рыба, по-другому ее у нас мама называла еще «печерский засол». Низкий поклон авторам за сохранение стольких подробностей. Я сама родилась и выросла в Архангельске, а моя мама Буторина Любовь Ивановна родилась в 1936 году в селе Долгощелье, Мезенский район, Архангельская область и жила там до 16 лет, потом уехала в Архангельск, где вышла замуж, выростила четверых детей и прожила до конца своих дней. Мама тоже часто вспоминала свою деревенскую жизнь, и я, читая вашу книгу, столько знакомых вещей вспомнила, о которых мама рассказывала мне о своем селе… И как-будто снова поговорили мы с мамушкой.

  • Спасибо за книгу. Мои все деды были из д. Залесье и д.Никитино. У моего деда была дочь Мария Александровна Глебова 1910 года рождения. В конце 20-х или начало 30-х годов она вышла замуж(?) за парня из д. Филипповская.И в день свадьбы или после отец с Марией переплывали на лодке р.Онега. И лодка перевернулась. Они оба потонули. Это по рассказам родственников. Но ни кто толком не знают. Может ВЫ что-то слышали по этому поводе. Спасибо.

    • К сожалению, баба Нина не слышала про этот случай. Она ведь 1931 года рождения. К тому времени только родилась.

Оставить комментарий

  

  

  

Вы можете использовать эти HTML метки

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>